Вопрос-ответ

Список вопросов

Александр спрашивает:
Здравствуйте! Нужна помощь в прохождении семьи нашей кризиса трех-лет у нашей дочери.Стала очень упертой...если мы что-то хотим от нее..сразу-твердое НЕТ!!!И никакие уговоры...золотые горы..развлечения...заманухи не действуют...уходит..закрывается..сидит часами без света в закрытом помещении..только чтоб отстали...не лезли к ней..не уговаривали..не разговаривали...не приставали с просьбами...Будет твердо вопреки всему стоять на своем мнении,уже и ремнем пробовали...еще сильнее и тверже укрепляется в своем НЕТ! Помогите,подскажите способы, нам с этим справиться и не сломать в ней этот стержень( а это я думаю не плохая все таки черта),а все таки научиться с этим жить и находить точки взаимодействия.Не хотим идти к врачам,но если необходимо и вы посоветуете специалиста,мы обязательно пойдем ВСЕЙ семьей.Спасибо заранее!
Отвечает Клинический психолог Сёмочкина Мария Алексеевна:
Здравствуйте, Александр. Как и любой возрастной кризис, данный период очень важен для развития и является необходимой составляющей становления личности. Протекает данный период у всех детей по-разному. У кого-то острые углы сглаживаются, а кому-то он дается весьма болезненно и непросто. И, ключевую роль, в том, что происходит, и какие последствия будут для ребенка в дальнейшем, как раз – таки играют самые близкие люди – родители. Ребенок, с одной стороны, начинает осознавать во многом, свою самостоятельность, с другой стороны, он по-прежнему нуждается в помощи, поддержке и заботе. Такие противоречивые внутренние процессы для ребенка новые, совершенно непонятные и оттого еще сильнее пугающие маленького человека. Находясь во всех этих переживаниях ему сложно самому совладать со своими эмоциями. А чем категоричнее и агрессивнее ведут себя родители, тем сложнее становится осознание и понимание. Основное, чем можно помочь ребенку – это собственное спокойствие и терпение. Момент внутреннего роста ребенка – всегда и момент развития взрослого человека, находящегося рядом. Ребенок – зеркало, которое транслирует то, что получает в окружении. Прежде всего, ребенок считывает информацию с действий взрослого, а уже потом улавливает слова. Важно, чтобы текст, который родитель доносят до своего дитя, не противоречил поведению, которое он демонстрирует во взаимоотношениях с другими людьми. Поэтому, первое, на что должен обратить внимание взрослый человек – это на свою манеру реагирования. Ровно также как и любые перемены, необходимо первоначально производить внутри себя. Проявление агрессии при помощи слова или действия (будь то рука, ремень или прочие приспособления) будут лишь формировать сильный защитный ‘панцирь’ у ребенка, способствуя еще большему отдалению. А в дальнейшем это скажется на отсутствии доверительных отношений между родителем и ребенком. Немаловажным в этот период остается фактор оценки. Очень часто взрослый человек использует сравнение собственного ребенка с кем-то другим, с целью сделать поведение своего дитя более правильным, приемлемым, ускорить процесс обучения. Это заблуждение приводит к тому, что малыш замыкается, становится более неуверенным в себе, и теряет поддержку в лице самого близкого для него человека. Каждый ребенок уникальный, развивающийся, не похожий на других. И если эту индивидуальность подчеркивать, находить ресурсы для вдохновения подходящие именно Вашему ребенку, это будет давать силы и играть ключевую роль в дальнейший период определения и становления личности. Малыш хочет решать самостоятельно, дайте ему эту возможность (если это не несет опасности для его жизни или жизни окружающих), но обязательно спокойно и доброжелательно проговорите, что уважаете его выбор, вместе с тем, будете всегда рядом, и он может обратиться к вам и выйти из своего темного помещения к родителям. И его всегда буду ждать объятия любящей мамы. Со своей стороны взрослый человек способен проявить больше гибкости в данной ситуации, нежели ребенок, чем и следует руководствоваться. Игра – это лучший проводник между детьми и родителями. Практически любая острая ситуация может разрешиться в игровой деятельности. Важно, чтобы игра, прежде всего, нравилась самому ребенку. И здесь не стоит предлагать, упрашивать, начните играть сами, и интерес, любопытство победит сопротивление и упрямство. Помимо этого игровая ситуация – это уникальный инструмент научения, который поможет объяснить ребенку самые важные и значимые определения жизни, будь то вежливость, аккуратность и т.п. Через такую форму подачи информации, ребенку будет легче понять то, что с ним происходит. При взаимодействии с ребенком не ждите определенной реакции, принимайте ту обратную связь, которою он дает. Так как именно в ней находится самая важная информация о его восприятии этого мира и людей (прежде всего значимых) и все ключи для его внутренних замочков. Ключевой поддержкой родителю является помощь психолога. Порой ребенку нужно найти новые пути выплеска эмоций и переживаний, здесь помогут арт – терапевтические методы (рисунок, песочная терапия). Такая деятельность несет не только мягкий терапевтический эффект, но и является хорошим инструментом диагностики, что крайне важно для понимания основы сопротивления и негативизма, которое возникает у ребенка. Вместе с тем, хотелось бы отметить, что переживания взрослого человека и его поведение, эмоциональные реакции в этот период также играют значимую роль. Поэтому важно, чтобы собственный внутренний мир не был наполнен агрессией, неуверенностью, личностными переживаниями, которые могут, как выплескиваться на ребенка, так и просто чувствоваться. А как следствие, транслироваться ребенком в отношениях с окружающими. С уважением, Сёмочкина Мария Алексеевна, клинический психолог.
Александр спрашивает:
Здравствуйте! О себе: пол мужской, 1992 год рождения. Страдаю от обсессивно-компульсивного расстройства на протяжении всей сознательной жизни. Несмотря на то, что осознаю природу своей проблемы и постоянно стараюсь бороться с заболеванием, периодически наблюдаются тяжёлые обострения и в целом имеется тенденция к прогрессированию психического расстройства. Во время одного из таких длительных обострений, происходившего во второй половине 2016 года - первой половине 2017 года обращался за помощью к психотерапевту/психиатру. В результате мне был назначен приём Феварина. Препарат принимался мной в течении 6 месяцев. Помимо этого, я самостоятельно изучал приёмы когнитивно-поведенческой терапии и с той или иной долей успеха применял их для самопомощи. Тогда удалось добиться значительной ремиссии. К сожалению, спустя примерно 2 месяца после завершения приёма препарата произошел рецидив - сильные проявления ОКР возобновились, причем произошла их трансформация в другую форму, с которой я не в состоянии справиться своими "старыми" методами. Конкретные вопросы: 1) Обращение к какому из специалистов центра будет наиболее оптимальным в моём случае? 2) Могу ли я в случае обращения к специалисту центра рассчитывать на получение помощи в освоении методов именно когнитивно-поведенческой терапии? (как я уже убедился на опыте, одна лишь терапия психотропными средствами даёт лишь временный эффект). 3) Насколько важна будет строгая регулярность приёмов? Проблема в том, что я живу в другом городе, в котором найти подобные услуги проблематично. То есть мне необходимо будет ездить в Новосибирск. Прошу прощения за многословность. Заранее благодарен за ответ! С уважением, Александр.
Отвечает Врач-психотерапевт Зедгенизова Ирина Александровна:
Здравствуйте, Александр! Выбрать специалиста можно на нашем сайте в разделе «Специалисты», в котором, в частности, указаны основные направления работы наших психотерапевтов и психологов. Чаще же клиенты выбирают «сердцем», оценивая базовое образование, пол, возраст и даже внешний вид специалиста. Пообщавшись на первых встречах, Вы можете почувствовать, что готовы довериться именно этому человеку, с которым Вам безопасно и достаточно комфортно. Если же этого не происходит, смело меняйте специалиста, ведь только сложившийся альянс приведет к успеху терапии и облегчению симптомов. Безусловно, в центре Вас могут научить приемам самопомощи, в том числе из арсенала когнитивно-поведенческой терапии, если вместе со специалистом Вы сочтете наиболее эффективным именно это психотерапевтическое направление. Но, необходимо заметить, что лечит все-таки не направление и не конкретная методика, лечит личность психотерапевта. Именно поэтому важно найти «своего» специалиста. Как Вы сами заметили, психофармакотерапия не дает стойкого эффекта, поскольку не является этиотропной, то есть не воздействует на причину, которой является бессознательный внутриличностный конфликт. Препараты только убирают на время симптомы, которые после отмены лекарства вновь возвращаются или видоизменяются. Но глубокая работа над истинными причинами болезненных симптомов требует временных, материальных вложений со стороны пациента, а также терпения и определенного мужества. Встречи с теневыми сторонами собственной личности не всегда бывают приятными и безболезненными. Что касается режима встреч, отмечу, что регулярность важна. Это некие рамки, в которые облекается психотерапевтический процесс, это часть работы. Но при этом можно оговорить индивидуальные условия. Так, например, если Вы живете в другом городе, возможна работа шаттловым методом, когда Вы приезжаете на какое-то время и сессии с психотерапевтом проходят в интенсивном режиме, каждый день или даже 2 раза в день (утром и вечером). В период между шаттлами проводятся встречи в поддерживающем режиме, например, раз в неделю по Scype (хотя в определенных ситуациях к работе в виртуальном формате могут быть противопоказания). При этом начало терапии все-таки должно быть очным. Желаю Вам удачи! С уважением, Ирина Зедгенизова, врач-психотерапевт, психолог-психоаналитик.
Ксения спрашивает:
Здравствуйте. Уже несколько месяцев меня мучает проблема, связанная с моим приемом пищи и вообще с отношением к еде. Дело в том, что я не могу заставить себя есть нормально. Примерный мой рацион это йогурт, маленький батончик мюсли и что-нибудь малокалорийное, вроде яблока. И я с каждым днём стараюсь уменьшить количество сладкого, боясь, что могу потолстеть. Сейчас мой вес 44,5 при росте 159 см., и даже понимая, что это не так много, я не могу остановиться. И я даже не всегда уверена, что хочу. Я не помню, что послужило началом моей диеты. Я всегда ненавидела себя и видела в себе много недостатков. В детстве я была не очень стройной, но и толстой тоже не была. Чуть-чуть полненькая, но сейчас я понимаю, что для ребёнка это вполне нормально. Мне пару раз мама с сетрой в шутку говорили, что я скоро в дверь пролазить не буду. Меня это всегда задевало, и если раньше я не особо волновалась по поводу своего веса, то в скором времени я начала считать себя до безумия жирной. Я подросла, и вес начал сбрасываться, и вот я уже была 49/159. Но я видела себя в зеркале все ещё толстой. И в один день я просто устала ненавидеть своё тело. Я попыталась заняться спортом, перестала есть после 6, но в скором времени мне стало этого недостаточно. И тогда я стала считать калории всей сьеденной еды. Я стала подсчитывать, сколько калорий я должна съесть, чтобы похудеть. Изначально моя цель была — 45 килограмм. И я эту цель достигла, чему была безумно рада. Я говорила себе, что на этой цифре я остановлюсь, но, продолжая внимательно рассматривать себя в зеркале, я решила, что я все ещё выгляжу плохо. И теперь моя цель — 43 килограмм. Я постоянно чувствую голод. Я не могу не думать о калориях, я отказываюсь от еды, которую люблю. Я постоянно смотрю на себя в зеркало, постоянно виню себя за то, что ем, как мне кажется, много. В день я стараюсь съедать не больше 900 калорий, и когда я съедаю чуть больше, у меня начинается истерика. Я готова вызывать рвоту, пить слабительные, лишь бы я не увидела на весах 44,6 вместо 44,5. Съедаю я больше 900 калорий только потому, что меня могут заставить съесть что-нибудь незначительное вроде яблока или выпить кофе (мне 16, поэтому я живу с родителями). Раньше, чтобы убить голод, я пила вышеупомянутый напиток. Он помогал хоть на час почувствовать себя сытой. Теперь я поняла, что мне нужно меньше его пить, потому что слишком много калорий. Примерно две недели назад родители заставили меня съесть одну котлету и следили, чтобы я не выкинула её. Мне пришлось это сделать, но потом я со слезами на глазах пыталась вызвать рвоту. Иногда я понимаю, что это уже ненормально, и тогда я начинаю плакать и мысленно просить о помощи, но словно вторая часть меня отрицает проблемы. Второе "я" не хочет начинать есть, потому что не хочет набирать вес, потому что не хочет стать ещё толще. И второе "я" словно не даёт мне кушать. Иногда я твержу себе в истерике, что устала каждый день чувствовать голод и усталость от недостатка пищи, и пытаюсь скушать что-нибудь ещё. Но когда я подношу еду ко рту, я не могу её съесть, потому что меня останавливает что-то. В итоге я кладу еду на стол и долгое время смотрю на неё, а затем ухожу, так ничего и не съев. Я постоянно следу за своим весом. Каждый грамм для меня играет большую роль. Я не знаю, что мне делать. Я очень устала и хочу это исправить. Но я не хочу толстеть. Я хочу худеть. Я не хочу это менять, но в то же время мне страшно. Я боюсь сказать родителям из-за того, что боюсь их обвинения, ведь меня предупреждали. Но наверное больше всего я боюсь, что моя проблема исчезнет и я снова наберу вес.
Отвечает Клинический психолог Сёмочкина Мария Алексеевна:
Здравствуйте. В первую очередь, хочу обозначить, что Вы уже сделали большой шаг на пути к выходу из данной ситуации, потому как осознали серьезность того, что происходит и обращаетесь за помощью к специалистам, пусть пока даже в формате письма. Данное состояние может быть следствием многих причин. Безусловно, корни того, что происходит не лежат на поверхности, а находятся глубоко внутри и тесно связаны с эмоциональным состоянием. Сейчас необходимо понять и принять то, что последствия данного ограничения в питании сказывается не только на физиологическом процессе, а именно снижение веса, но и несет за собой полное разрушение физического и психического состояния. Так устроено природой, что внешнее и внутренне здоровье человека напрямую зависит от того, как мы питаемся. Отсутствие необходимых минералов и витаминов – это не показатель гладкой кожи, здорового цвета лица, блестящих волос, красивой фигуры и уравновешенности личности, а с точностью да наоборот. Кожа становится мышиного цвета, под глазами синие круги, а волосы и ногти становятся хрупкими, постоянно выпадая и ломаясь, приобретая при этом желтоватые или блеклые оттенки. Но это лишь то, что лежит на поверхности. Нестабильность эмоционального состояния, перепады настроения, частые истерики, свидетельствуют о том, что процесс запущен. А следствия данного процесса могут быть более сложными и порой необратимыми. Это может привести к ряду заболеваний в области соматических, нервных, психических расстройств, онкологии. Вы написали, что в своих размышлениях и воспоминаниях из детства возвращались к мыслям о том, что Вас цепляли фразы о внешности, произнесенные близкими людьми (которые вполне возможно на самом деле несли совершенно иной посыл). Вместе с тем, это очень важное воспоминание, которое свидетельствует о том, что оценка внешности - тот критерий, которым отчасти продиктовано поведение сегодня. Однако, ни для кого не секрет, что излишняя худоба не имеет ничего общего с внешностью красивого, здорового и счастливого человека. И попытки занятия спортом не увенчались успехом лишь потому, что для формирования мышечной массы и рельефа тела просто необходимо полноценное сбалансированное питание, в противном случае, это будет сказываться дополнительным стрессовым фактором для организма и как следствие полным бессилием. Такой формат спортивных тренировок никаким образом не может оказывать положительное влияние на здоровье человека. Для выхода из данной ситуации Вам, как никогда необходима поддержка близких людей. Понимание того, что поведение родителей продиктовано лишь беспокойством и заботой, помогут преодолеть расстояние и обратиться к ним за помощью. Можно предубедить свои страхи и перед разговором с родителями обозначить то, что Вы эмоционально не готовы слышать неприятные для Вас фразы, вместе с тем, глубоко цените их и нуждаетесь в заботе и понимании со стороны любимых и родных. Это поможет найти точки взаимопонимания. Ответ, который ‘крутится’ в Вашей голове, верный. Необходимо перестать считать калории, далеко и надолго убрать весы, возвращаясь в режим правильного питания, эмоционального спокойствия. Но, детские переживания и страхи не дают перешагнуть препятствия, отражаясь внутренней борьбой и противоречиями, которые разрывают на части. Данная идея, затмила все иные цели. А, следовательно, поддержание некогда имеющихся или формирование новых ценностей, интересов, привнесут столь необходимый смысл в жизнь и будут способствовать скорейшему выходу из сложившейся ситуации. Следующим этапом необходимо запускать полноценную работу Вашего организма. Начинайте с того, чтобы пить как можно больше воды. Важно исключить обезвоживание. Вода должна поступать небольшими порциями, но систематически и регулярно. Далее необходимо внимательно следить за количеством и соотношением белков, жиров и углеводов употребляемой пищи, включая в рацион и витамины. Разумеется, это должно происходить только под контролем специалиста. По итогам устранения симптомов, необходимо, конечно, предпринять действия, которые будут способствовать решению психологических проблем, что лежат в основе сложившейся ситуации. Это может быть терапия, назначение дополнительных медикаментов, поддерживающих эмоциональный фон – решение будет принято уже непосредственно после обращения к психотерапевту. В любом случае, чем раньше будут предотвращены причины и последствия, тем быстрее Ваша жизнь наполнится яркими и радостными красками, а внутри появится ощущение того самого, необходимого всем людям, счастья. Гармонии Вам внутренней и внешней! С уважением, Сёмочкина Мария Алексеевна.
Людмила спрашивает:
Здравствуйте Андрей Анатольевич! Пишу Вам в полном отчаянье т.к. совсем отчаялась в своем излечении . Все началось семь лет назад когда была беременна своим третьим сыном. Начались приступы удушья. Всю беременность я проходила в мучениях. После родов мне назначили рексетин в течении трех месяцев, после лечения хватило на два месяца и приступы возобновились. затем опять рексетин 6 месяцев лечения рексетином по назначению врача, которых тоже хватило на два месяца. После чего добавилась тревога и чувчтво паники, и ломота в теле. Мне стали менять препарат сначало на велаксин, затем вальдоксан, затем золофт после опять рексетин и сейчая ципролекс, пью на протяжении года все эти препараты. Сейчас пью ципролекс 10мг и флюанксол о.5 , на протяжении 3 месяцев. Но результата мало бывает конечно несколько дней хорошо затем опять плохо. и так с чередованием. Можно ли что то сделать или моя ситуация безнадежна.
Отвечает Доктор Ермаков:
Здравствуйте, Людмила. У Вас очень серьёзный опыт психофармакологического лечения - пять антидепрессантов и малый нейролептик. У лечения тревожных и конверсионных расстройств антидепрессантами есть несколько уязвимостей. Одна из которых - это только симптоматический эффект, то есть лекарства убирают болезненные проявления невроза, но не действуют на его причину - бессознательный внутриличностный конфликт. Это можно сравнить с процессом сбора грибов, срезая грибы в лесу, грибница, так и остаётся в почве и через некоторое время грибы появляются вновь. Поэтому, как правило, человек чувствует себя хорошо принимая фармакологическое лечение и несколько месяцев после, но затем, если ничего в его жизни и своём восприятии себя, своих чувств и желаний, а также в мировосприятии и поведении не поменялось, то неврозогенная бессознательная почва вновь воскрешает ушедшие в тень симптомы. Кроме того один из побочных эффектов - это выработка резистентности (нечувствительности) к препаратам в случае их частых смен. В психофармакотерапии есть специальные алгоритмы назначения антидепрессантов, согласно которым первый курс приёма лекарства должен продолжаться год, отмена длительной и постепенной, если после первого курса симптомы возвращаются, то второй курс тем же препаратом назначается на 5 лет, если и после второго курса вернулись симптомы то дальнейшая фармакотерапия препаратом, который уже вызывал эффект назначается пожизненно в минимальных, поддерживающих дозировках, как например гипотензивная терапия при гипертонической болезни или противодиабетическая терапия при сахарном диабете. Всех этих неприятностей может помочь избежать сочетанное применение курсовой фармакотерапии и реконструктивной личностно-ориентированной психотерапии. Когда за время медикаментозного облегчения своего субъективного состояния пациент имеет возможность изменить своё отношение к неврозу и его болезненным проявлениям, осознать скрытые бессознательные звенья внутриличностного конфликта, в виде подавленных потребностей и невысказанных чувств и как следствие - изменить свою жизнь, ликвидировав неврозогенную почву и риск повторного возврата симптоматики. С уважением, доктор Ермаков.
Анна спрашивает:
Добрый день, я мама 17 летней дочери - у нас проблема - трихотилломания. Курс психолога помог на 2 месяца. Не могу сама с этим смириться и дочь я уже "заклевала".К какому врачу нам обратиться? ведь нам поступать в этом году, совсем без волос останемся. Сил моих уже нет на это смотреть.
Отвечает Врач-психотерапевт Гончарова Татьяна Валерьевна:
Здравствуйте. Вы пишите о своем беспокойстве состоянием дочери из-за проблемы трихотиломании. И это волнение обосновано. Трихотилломания – это психическое расстройство, возникающее чаще всего на фоне стресса и характеризующееся потребностью человека вырывать собственные волосы, а иногда и их последующим поеданием. В психиатрии подобное расстройство относят к неврозу навязчивых состояний. Подобная привычка может привести к частичному или тотальному облысению и др. проблемам. Довольно часто привычка вырывать волосы сочетается с другими компульсиями, например, обкусыванием ногтей. Часто эти проблемы начинаются в школьном возрасте или у подростков. Дети, как правило, осознают неуместность такого поведения и пытаются волевым усилием от него избавиться. В большинстве случаев это не приносит никаких результатов или даже усугубляет привычку, поэтому к подростковому возрасту трихотилломания закрепляется как устойчивое патологическое поведение и приобретает черты навязчивости. Также она может быть проявлением ауто-агрессии вследствие низкой самооценки, неприятия себя. Выдергивание волос всегда происходит вследствие сильнейшего желания сделать это. Такое желание ослабевает или пропадает, когда волос будет выдернут, напряжение при этом сменяется приятным расслаблением и чувством удовлетворения; Чувство удовлетворения, возникающее после подобных телесных повреждений, связано с эндорфинами, которые выбрасываются в кровь при ощущении боли. Сам акт вырывания волос, как правило, не является осознанным, для больных – это настоящий ритуал. Эпизоды патологии могут возникать в тех ситуациях, когда больному скучно или он вынужден выполнять некие монотонные, рутинные действия. Реже трихотилломания может проявиться в качестве реакции на стрессовую ситуацию или психологическую травму; Если подобное поведение проявляется у ребенка, родители могут наказывать его за это, не понимая, что его действия, вызваны психическим расстройством, а не непослушанием. Таким детям требуется своевременное квалифицированное лечение, которое позволит избежать более серьезных психических патологий в будущем Трихотилломания диагностируется врачом-психотерапевтом после подробной беседы, анализа анамнеза жизни пациента. Прежде чем разрабатывать лечение патологии, необходимо понять ее истинные причины и исключить иную психическую патологию, например, депрессию, шизофрению. Только после этого принимается решение врачом - психотерапевтом: проведение психотерапии пациенту или сочетание ее с медикаментозной терапией. Психотерапия способствует избавлению больного от вредной привычки, вместо нее пациенты обучаются замещающему поведению, психотерапия так же способствует повышению осознанности больного, развитию у него стрессоустойчивости, он учится получать удовольствие от иных вещей, повышает свою самооценку и изменяет отношение пациента к себе. Медикаментозное лечение трихотилломании может быть назначено, как при неэффективности психотерапевтических методов, так и для повышения их результативности. Успешное лечение трихотилломании рекомендуется подкрепить профилактическими мерами, направленными, прежде всего, на исключение стрессовых ситуаций, нормализацию психоэмоционального состояния. В этом помогут регулярные занятия спортом, интересное хобби, высокая социальная активность, сбалансированное питание. И важно помнить, что лечение трихотилломании - это всегда не быстрый и трудоемкий процесс, самостоятельно справиться с этим могут не многие. Обращаясь к врачу – психотерапевту вы ускоряете достижение выздоровления.
Екатерина Владимировна спрашивает:
Здравствуйте Андрей Анатольевич!На протяжении 3 лет, после развода я усердно пытаюсь построить новые отношения, но проходят 2 - 3 месяца и я расстаюсь с парнями, причем инициаторами являются они. У меня есть дочь от брака, я от парней ее никогда не скрывала.В начале всех отношений все складывается хорошо, романтично, они все для меня делают, помогают во всем мне, уделяют свое время, играются с ребенком, иногда дарят ей подарочки небольшие, потом я влюбляюсь в парня (видя все его поступки хорошие ко мне и ребенку), с которым встречаюсь, начинаю всячески поддерживать его, подбадривать, дарить небольшие подарки, готовить ему вкусняшки, сама могу предложить увидеться, если у меня нет свободного времени, то могу отложить свои дела и обязательно увидется с парнем. Я хочу создать новую семью, любить и быть любимой!!!А парням видимо этого не нужно. Причем встречалась с парнями разного возраста, и 25 лет, 27 лет, 30 лет, 35 лет. А мне самой 29 лет, и все равно итог один и тот же, они все по истечении нескольких месяцев встреч уходят от меня (сначала перестают писать и звонить и потом испаряются), аргументируя это тем что я им "надоела", а мне всегда казалось, что если люди любят друг друга встречаются, то всегда должны быть вместе, поддерживать друг друга, вместе решать жизненные проблемы, а если какая то ссора, то всегда можно прийти к компромиссу и помириться, но ни на какой компромисс парни идти не хотят.Сама я их полной семьи, одна у родителей. С детства была окружена заботой и вниманием. Но после развода с мужем (его измены и ухода к любовнице), у меня появилась неуверенность в себе и страх остаться одной, хотя с другой стороны я же не одна, а с ребенком.И так вот на протяжении уже 3 лет у меня не складываются долгие отношения.Забыла упомянуть, что с парнями этими всеми я знакомилась на сайте знакомств, потому что на "улице", в магазине, кафе, кино грубо говоря со мной никто не знакомится.Каждый раз я очень сильно и эмоционально переживаю расставания, уже дошла до успокоительных.Я интересная девушка, симпатичная, но вот есть во мне такой недостаток я считаю, что мне нужно внимание.Хотя я готова к семейной жизни, хочу встретить порядочного, верного, любящего парня, а пока не получается.Подскажите пожалуйста как мне себя вести, чтоб в моей жизни появился тот единственный и навсегда парень, отец для моего ребенка и верный муж для меня.Заранее спасибо!
Отвечает Доктор Ермаков:
Здравствуйте, Екатерина Владимировна. Любая жизненно важная потребность вызывает у нас привязанность, а если эта потребность не удовлетворена в достаточной мере, то она становится зависимостью, лишает нас покоя, свободы, гибкости и возможности наслаждаться процессом завязывания и развития отношений. В каких случаях потребность во внимании со стороны противоположного пола и необходимости в отношениях становится сверхзначимой и жизненно важной? Именно тогда, когда отношения для человека начинают выполнять не свойственную для них функцию – спасения человека от своих индивидуальных комплексов, внутренней душевной пустоты и нереализованности, а также избавления от доминирующего страха одиночества, покинутости и неизвестности перед будущим. Другой человек интуитивно чувствует бессознательно налагаемые на него обязательства. Что вызывает ощущение груза ответственности, закрепощенности и несвободы. Лишает любовные отношения спонтанности и непосредственности. Эти обязательства очень похожи и повторяют раннюю ситуацию - ожидания ребёнка безусловной, опорной любви и принятия от своего родителя. Но родительской любовью можно наполниться только в детстве. Взрослые люди, конечно могут временно восполнять родительскую заботу и внимание для своего партнёра/партнерши, но это энергозатратный процесс и он рано или поздно приводит к ощущению навязчивости и блокирует влечение. Таким образом перенесенная психологическая травма в виде разрыва отношений с мужем, вызвало активизацию ранних страхов отвержения и покинутости и активизировало сверхценное стремление найти утешение в новых отношениях, с перегруженными контекстами ожиданий в завязывающихся отношениях, нарушая их лёгкость и способность наслаждаться мимолетностью процесса их развития. Выход из этой ситуации заключается в том, чтобы вернуть отношениям их первостепенное значение, не обеспечение безопасности в преодолении тревог перед будущим, а получение счастья в настоящем, не забегая слишком далеко в своих ожиданиях. Тогда вероятно сработает правило синергии - как мы относимся к себе и любим себя, так и другие люди относятся к нам и принимают нас. И судьба прислушавшись и оценив внутренний процесс изменений в Вас, наверняка, пошлет достойного человека, способного услышать и оценить Вашу любовь. С уважением, доктор Ермаков.
Айгуль спрашивает:
Здравствуйте, скажите пожалуйста, как выбрать психотерапевта? Как понять, что психотерапевт подходит мне? Как различить - работает психотерапия или нет? Как распознать психолога-шарлатана (кто придумывает несуществующие проблемы и болезни у клиента с целью подольше вытягивать деньги)? Как понять: терапия приносит вред, дискомфорт, разруху, желание уйти - это сопротивление, которое нужно перетерпеть или это повод сменить психолога? Каким клиентам психотерапия противопоказана? Какой уровень дискомфорта в процессе психотерапии приемлим? Как понять нужен ли мне вообще психотерапевт или я способна справиться сама? Каковы критерии успешной психотерапии по внутренним, по внешним и по временным показателям? Спасибо Вам.
Отвечает Врач-психотерапевт Зедгенизова Ирина Александровна:
Здравствуйте, Айгуль! Попробую ответить на Ваш вопрос. Выбор психотерапевта это и просто, и сложно одновременно. Кто-то подходит к этому вопросу очень основательно, изучает сайты психотерапевтов, читает статьи, публикации, интервью, вглядывается в фотографии, размещенные на сайтах центров. Кто-то приходит по рекомендации знакомых. Кому-то важно, чтобы психотерапевт имел медицинское образование и имел возможность назначить лекарственные препараты при необходимости, а кто-то как раз этого боится. Мы, люди, все очень разные. Думаю, каждый клиент выбирает своего психотерапевта самым правильным для себя способом. И как Вам выбрать психотерапевта Вы знаете лучше, чем кто-либо другой. Это может и не получиться с первого раза, такое тоже бывает. В любом случае первые 3-5 встреч - это начало процесса, когда психотерапевт и клиент пробуют взаимодействовать в одном направлении. У Вас будет возможность прислушаться к своим ощущениям, насколько Вам комфортно, чувствуете ли Вы себя в безопасности, насколько Вы готовы доверять этому специалисту. Если уже на первых сессиях Вам стало хоть ненамного, но полегче, появилась или окрепла надежда, что психотерапия поможет, думаю это Ваш специалист, и психотерапия уже работает! «Как не попасть к шарлатану?» Обычно на сайтах психотерапевтов или центров, где они работают, можно ознакомиться с их резюме, увидеть сканы документов об образовании, данные о повышении квалификации, сведения о членстве в профессиональных сообществах. Если это есть, то вероятность попасть к шарлатану практически равна нулю. Если «терапия приносит вред, дискомфорт, разруху, желание уйти» - это прежде всего повод для обсуждения с психотерапевтом. Причины этому могут быть разными: часто это сопротивление, которое обязательно возникнет в процессе работы, и это не артефакт, а материал для исследования. Это знак, что терапия работает. Кроме того, не надо забывать, что ответственность за происходящее в терапии несут обе стороны, как психотерапевт, так и клиент. Среди специалистов, кстати, даже ходит фраза о том, что «бывают пациенты, которые приходят в терапию, чтобы доказать, что они неизлечимы». И в такой ситуации психотерапевт может оказаться практически бессилен. Но вот если начать разбираться, а кому нужна эта разруха в жизни клиента и зачем… Противопоказанием к психотерапии являются, пожалуй, острые состояния при шизофрении, психозах разной природы, состояния наркотического или алкогольного опьянения. Иногда психотерапия возможна только параллельно с фармакотерапией и в условиях стационара, например при развернутой клинической депрессии. «Какой уровень дискомфорта в процессе психотерапии приемлем?» Это определяет сам клиент. Наша психика очень мудро устроена. Она меняется именно с той скоростью, которая приемлема для данного человека. Поэтому бывает трудно, да и невозможно порой сказать, сколько времени займет решение той проблемы, которая привела в психотерапевтический кабинет. В этом есть и плюс - нашу психику не так- то легко сломать, но есть и минус – терапия может длиться довольно долго. В любом случае этот дискомфорт – тема для обсуждения в кабинете. Важно проговорить не конкретно то, что вызывает дискомфорт, а то, почему это неприятно, какие именно чувства Вы испытываете, когда еще такое было и т.п. «Как понять, нужен ли мне вообще психотерапевт или я способна справиться сама?» Только Вы это знаете. Вы можете попробовать справиться с проблемой самостоятельно, а можете попробовать обратиться к профессионалу. Находясь внутри ситуации, бывает сложно осознать, что происходит. Иногда необходимо отстраниться, и просто описать ситуацию в психологически безопасной обстановке, и уже этого может быть достаточно, чтобы нашелся выход. «Каковы критерии успешной психотерапии по внутренним, по внешним и по временным показателям?» Все очень индивидуально. Многое зависит от ожиданий клиента, поэтому важно уже на первых встречах обсудить с психотерапевтом свои ожидания в отношении желаемых изменений и времени, которое будет на это затрачено. По моему убеждению, положительный эффект от психотерапии должен проявиться уже на первых встречах, а вот для значимых изменений в жизни все-таки должно пройти время, и часто довольно длительное. В любом случае принятие решения о собственной терапии – это непростое и ответственное решение. Оно не требует спешки, должно быть взвешенным и даже выстраданным в каком-то смысле. Поскольку без должной мотивации значимые изменения вряд ли возможны. Но, на мой взгляд, нет ничего более интересного и захватывающего, чем это сложное, порой очень болезненное путешествие вглубь собственной души. Желаю Вам удачи! С уважением, Ирина Зедгенизова.
Ирина спрашивает:
Андрей Анатольевич, добрый день! Очень хочется знать Ваше мнение о моей сложившейся ситуации. На протяжении последних 8 лет работаю в компании, где руководитель не только не уважает меня как личность, но и не ценит как сотрудника. Постоянные придирки, недовольство, и даже унизительные, оскорбительные высказывания в мой адрес. А сейчас планирует заменить меня новым сотрудником! Возникает вопрос, стоит ли сейчас, в условиях кризиса в стране, пытаться бороться за работу в этой компании? Или уже необходимо поставить точку в этой истории и двигаться дальше?
Отвечает Доктор Ермаков:
Здравствуйте, Ирина. Семантически слово кризис можно перевести, как переход, трансформацию. Экономисты говорят, что цивилизованный мир вступил в эпоху перманентного кризиса, который течет волнообразно и все лишь рассуждают достигла экономика своего "дна" или нужно ждать ещё худшего. Если проанализировать феномен кризиса с позиций глубинной динамической терапии, то мне представляется, что трансформация подобна куколке, которая уже перестала быть примитивной гусеницей и находится в ожидании перевоплощения в чудесную бабочку. За время своей 17-летней практики по рассказам многих моих клиентов в периоды кризисов возникали выраженные страхи неизвестности перед будущим и тяготящий груз ответственности за перемены в своей жизни, сопротивление этим переменам и попытка избежать потери привычного участочка внутреннего комфорта в виде предсказуемости раковинки, предрешенности привычных кандалов и довольства малым - восполнения, уже удушающей потребности, в мнимой безопасности. Всё это исходит из детской части нашей психики. У каждого из нас в душе есть внутренний ребёнок, который боится рисковать, брать на себя взрослую ответственность в виде своего выбора и принятия решения в жизни и поэтому всячески избегает свободы взрослого человека, дарующей истинно осмысленный жизненный путь. Но приходит время, когда внутренний ребёнок вырастает из "рубашки инфантильных установок" и уже не довольствуется тем, что дают. Пробуждается внутренний взрослый в виде ясности ума и уверенности в себе, который не страшится ответственности за свою жизнь, так как ответственность взрослого - это и есть свобода выбирать свою жизнь и быть в ней хозяином положения, первооткрывателем новых надежд, жизненных ресурсов и перспектив. И смело расти и меняться без сожалений. С уважением, доктор Ермаков.
Инна спрашивает:
Здравствуйте, Андрей Анатольевич! На протяжении последних нескольких лет мучают постоянные неуправляемые мысли и состояния. У меня патологическая страсть мыться, без приема горячего душа минимум 2-3 раза в день чувствую себя грязной, мерзкой и несчастной. Дошло до дерматологического поражения кожи из-за сухости, врачи уговаривают перестать так часто мыться, но я не могу остановиться. Постоянная страсть все считать, могу есть только четное количество продуктов, не могу например неделю спать, потому что меня жутко раздражает наличие носа на моем лице. Также постоянно преследуют различного рода извращенные фантазии, я постоянно прокручиваю в своей голове сценарии того, что меня убивает серийный убийца, как будет выглядеть мой труп, как будут проводиться похороны. Я не могу управлять всеми этими навязчивыми мыслями, они парализуют мой мозг, постоянные резкие перепады настроения. В анамнезе уже есть нервная анорексия. Что это может быть и какие есть средства помочь? Спасибо за ответ, с уважением, Инна.
Отвечает Доктор Ермаков:
Здравствуйте, Инна. По описанным Вами симптомам можно судить о наличии обсессивно-компульсивного расстройства, то что раньше называли невроз навязчивых состояний. Одно из наиболее распространённых проявлений является мизофобия - навязчивый страх загрязнения и аблютомания - навязчивый ритуал омовения, мытья рук или приёма душа. Также могут встречаться абстрактные навязчивости в виде навязчивого счета. Могут присутствовать навязчивые сомнения и поиск смысла в обычных, естественных вещах, например может возникать вопрос, почему именно этим словом называется предмет. Иногда может встречаться навязчивый страх острых предметов (ножи, вилки, ножницы), которыми человек опасается причинить кому-нибудь вред или страх потерять над собой контроль и выброситься с балкона или подтолкнуть кого-то с платформы метро. Могут фигурировать навязчивые фантазии как правило вызывающие негативный эмоциональный оттенок, например находясь в церкви могут приходить в голову мысли с кощунственным или аморальным содержанием. Основным критерием навязчивых мыслей является их непреодолимый, неподконтрольный характер, с чуждым для психики человека содержанием и вызывающих тревогу. Основной причиной данного невроза является наличие бессознательного внутриличностного конфликта, когда неприемлемые для СуперЭго (контролирующая структура психики) импульсы и желания, носящие агрессивную или сексуальную природу, подвергаясь внутренней цензуре блокируются на предсознательном уровне и вытесняются, создавая внутреннее бессознательное напряжение. Энергия бессознательного импульса трансформируется в символическое содержание, как бы зашифровывается "на непонятный язык". И тогда уже лишившись связи с первоначальным значением, навязчивая мысль попадает в сознание и смещается на более "безобидный" для СуперЭго - "внутреннего цензора" предмет. Можно не бояться грязных мыслей или стыдных желаний, а быть поглощенной избавлением от мнимой грязи или микробов. Выход из этой ситуации заключается в расшифровке символических содержаний навязчивостей и возвращении к первоначальным значениям эмоциональных содержаний в виде естественных, человеческих потребностей и желаний. Это выполнимо в процедуре психоаналитической терапии. Также могут назначаться современные противообсессивные лекарства. С уважением, доктор Ермаков.
Ксения спрашивает:
Здравствуйте, доктор. С самого детства я была достаточно закрытым ребенком с развитой фантазией, семья у меня благополучная, родители меня оберегают, а мама даже чересчур. Начиная с 10 лет у меня появились головные боли, местный невролог прописывала какие-то таблетки, но они не помогали. Сделать качественное обследование не было возможности, так как мы жили в маленьком городе. Головные боли были единственно проблемой в жизни, поэтому я не обращала на них особого внимания. Где-то с 12 лет у меня началась пигментация на левой стороне лица, на это наши врачи тоже благополучно "забили", говорили, что ничего значительного со мной не происходит. Примерно с 6 по 9 класс надо мной начали издеваться в классе. С этого момента жизнь пошла кувырком. Началось все с того, что кто то тыкнул в меня ручкой и я дернулось, это так и продолжалось до 9 класса. За это время я стало нервной, появились панические атаки, меня бросало в холодный пот, я начала бояться любого прикосновения и это продолжается до сих пор. У меня были постоянные навязчивые мысли, что до меня кто то дотронется, я вновь дрогну и все будут смеяться. Когда нужно было представлять презентации в школе, то я просто отказывалась, потому что на публике меня всю начинает трясти и бешено колотится сердце, бросает в жар. Эти три года были самыми мучительными в мое жизни, данные проблемы остались до сих пор. Но в 9 классе все таки появилась возможность обследоваться, мне сделали мрт и поставили диагноз "внутричерепная гипертензия", также мы обратились по поводу проблемы с лицом, так как к тому времени появилась явная ассиметрия, поставили диагноз "очаговая склеродермия". Я еще больше впала в депрессию, я стала ко всему наплевательски относиться, были первые мысли о суициде и членовредительстве, плохо сдала экзамены для перехода в десятый класс. На следующий год тех людей, что мучили меня, в классе не было. Мне стало немного легче, но прежние фобии остались, я постоянно как и раньше садилась за последнюю парту, боясь любого прикосновения (так же появилось вздрагивание при любом, даже не сильном шуме). Депрессивные мысли перекрывались мыслями об учебе и будущей профессии, но периодически меня накатывало. Находиться в социуме мне тяжело и общаться со сверстниками тоже. Где-то с 15 года заметила за собой, что отношение к чему-либо постоянно меняется на "люблю-ненавижу", также я очень чувствительна к мелочам. Периодические вспышки агрессии и вселенского добра и заботы не дают мне комфортно жить. я срываюсь даже на самых близких мне людей, в секунды могу начать их ненавидеть, а потом мучиться днями от того, что злилась на них. Поскольку в жизни я не имею друзей, то имею только друзей через соц. сети, но и там я могу общаться только с одним человеком, я постоянно чувствую отторжение, мне хочется сбежать, поэтому постоянно меняю страницы, подписываюсь не своим именем. Я не чувствую себя, а иногда я чувствую, что могу все, могу изменить мир и увлечена своим любимым занятием днями, даже забывая поесть, но бывает и когда я чувствую себя полнейшим ничтожеством, уродливым из-за своего физического недостатка на лице , ни на что не способным.В мыслях я ассоциирую себя не с собой, в моих фантазиях нет самой меня, есть другой человек, выдуманный мной, и когда я что-то делаю, я представляю его. Я не знаю что мне делать. Я чувствую себя безумно одинокой, но в тоже время я хочу кого-то к себе подпустить, но я знаю что после огромной любви к нему наступит огромная ненависть, а потом снова любовь. И я знаю, что живу лишь фантазиями о том, кем не являюсь. Мне всего 17, а чувствую себя сломанной и побитой и мне кажется, что когда-нибудь я все таки сломаюсь. Раньше я думала, что это все из-за подросткового периода, но мне кажется, что все зашло слишком далеко. Мне кажутся мои проблемы мелкими, но в то же время глобальными. Прошу, помогите. Я написала слишком много и сумбурно, но я не знаю кто я. Сможете ли вы мной заняться?
Отвечает Доктор Ермаков:
Здравствуйте. Ситуация которую Вы описываете является многогранной и комплексной, поэтому я предлагаю для анализа, разделить её на три части. Головные боли, начавшиеся в 10-тилетнем возрасте, по-видимому носят психосоматический характер, то есть являются следствием эмоционального напряжения и генерализованной тревоги в которой пребывает ребёнок. Внутричерепная гипертензия может усиливать этот компонент головных болей напряжения, либо носить вторичный характер, когда сосуды головного мозга хронически пребывают в спазмированном состоянии, кумулируя (накапливая) в себе тревогу и вследствие этого нарушается отток ликвора (внутричерепной жидкости), которая создаёт давление на нервные рецепторы желудочков и оболочек головного мозга. По поводу очаговой склеродермии, как впрочем и других аутоиммунных заболеваний до сих пор нет ясной концепции развития и патогенеза. Обсуждается психосоматическая гипотеза согласно которой собственные антитела вырабатываются против элементов соединительной ткани кожи, в ответ на накопление невыраженной агрессии и протеста против правил, внедрённых гиперпротективным воспитанием (избыточная опека), избыточной ответственностью, которая закрепощает и сжимает эмоциональную спонтанность, не позволяя человеку быть гибким и реагировать соответственно условиям окружающего мира. Кроме того может фигурировать элемент бессознательного самонаказания со стороны карающей совести. Таким образом не выраженная и заблокированная сила перенаправляется на саму себя, создавая аутоагрессивные замкнутые, психосоматические круги. В 12-13 лет подросток особенно уязвим, так как входя в мир взрослых с его требованиями и правилами, а также не менее значимо давление изнутри в виде появляющихся желаний доверия и понимания, признания со стороны социума и окружения, найти группу единомышленников, в виде подруг и друзей, с которыми можно разделять основные аспекты жизненных смыслов и интересов, желание внимания и подпитки самооценки в глазах окружающих, желание нравиться, любить и быть любимой. И если в этот период происходит психотравма в виде отторжения и непринятия со стороны социума, отсутствие опоры на друзей или близких в семье, то подросток погружается в состояние отчуждения и одиночества, появляются проекции на общество, что все относятся безусловно плохо, подвергают остракизму и осмеянию. То состояние, которое Вы описываете в настоящее время в психологии носит название как кризис идентичности. Характеризуется оно ощущением потерянности прежних смысловых систем и внутренней опоры, смятение и отсутствие четкого представления о себе, постоянно мучает вопрос "Кто я?" и "Зачем я живу?", возникает внутренняя уязвимость и ранимость, подвластность оценки себя под влиянием настроения и оценки со стороны окружения, эмоциональный фон часто меняется, вплоть до полярных состояний: черное и белое или любовь и ненависть. Идентичность (самооценка, самопредставление и самовосприятие) формируется с 13-15 до 24 лет. Пик этого кризиса обычно приходится на возраст 16-19-ти лет, что может выражаться в полярной оценке себя, социальной дезадаптации, социофобических страхах (страх негативной оценки со стороны общества и осмеяния) и депрессивных настроениях. С целью смягчения и преодоления этих негативных переживаний психика может вырабатывать психологические защиты в виде изоляции от социума, избегания контактов с людьми, которые могут восприниматься с позиций страха непринятия. Возникающее отчуждение от социума нарушает важную душевную потребность в сопричастности к Другому. Человек является социальным существом, то есть он воспринимает и оценивает себя, отражаясь в зеркале души и чувствах другого человека. И если это зеркало пустует, вследствие отсутствия качественных отношений дружбы и любви, то бессознательная психика компенсаторно воссоздаёт внутреннюю систему зеркал в виде фантазийных зеркал, тех образов или героев, которые могут как в сказке обладать магической силой, уверенностью или красотой. Виртуальный мир и общение в интернете ещё больше укрепляют механизм бегства в мир фантазий и компенсаторных, фантазийных образов себя, отдаляя от реального общения, обезоруживая человека в реальном мире и стимулируя его/её неуверенность и страхи быть отверженным или негативно оцененным. Для решения этой комплексной проблемы наиболее подходящим является психоаналитический подход, в котором подразумевается, что в терапии репереживания можно вернуться в своём самовосприятии и самопонимании, через рассказ о себе психотерапевту, в прошлое, воскресить и залечить старые травмы, выработать более устойчивые и продуктивные психологические защиты и внутренний образ себя, которые будут помогать создавать реалистичную самооценку и успешно простраивать отношения с социумом. С уважением, доктор Ермаков.
ИМЕЮТСЯ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. НЕОБХОДИМА КОНСУЛЬТАЦИЯ СПЕЦИАЛИСТА.
WhatsApp